1 Ноя, 2018

Дело жизни Жана Беливо. Или как пройти с коляской вокруг света за 11 лет

О ком речь?

Жан Беливо-это канадский путешественник, который отправился в пешую «прогулку» вокруг земного шара с обычной детской коляской, в которой находились все его вещи. Эта прогулка заняла у него 11 лет и за это время он прошел 75 543 км. Он отправился в нее c небольшой сумой денег, минимумом вещей и без какого-либо туристического опыта. Но самое удивительное в том, что отсутствуя дома целых 11 лет он не только сохранил прекрасные отношения со своей семьей, а даже сделал их еще крепче. 

За это время он обошел 64 страны мира (среди которых Коста-Рика, Чили, Южная Африка, Эфиопия, Алжир, Португалия, Великобритания, Германия, земли бывшей Югославии, Турция, Иран, Индия, Непал, Южная Корея, Япония, Филиппины, Индонезия, Австралия, Новая Зеландия и т.д.)  и истоптал 54 пары обуви.

При этом, идея обойти вокруг земного шара пришла ему в голову в достаточно зрелом возрасте, т.е. в 45 лет. 

На своем пути он столкнулся с разными трудностями. Естественно, мне стали интересны два вопроса:

  1. Как Жан Беливо нашел свое Дело жизни?
  2. Как он справился с этой непростой задачей? 

Как Жан Беливо нашел свое Дело жизни?

Это очень интересный пример. Его ситуация показывает, что Дело жизни может возникнуть неожиданно на фоне кризиса.

Все началось с серьезного внутреннего конфликта. Жан Беливо столкнулся с большими проблемами в бизнесе, которые были вызваны обрушившимся на город штормом. А они повлекли за собой и личный кризис:

«На ликвидацию последствий ушло больше месяца. Но забыть пережитый шок мы не смогли. Как удар по почкам — полностью уже не оправишься. Я понимал, что продажи мои неизбежно упадут и клиенты отложат заказы на новые неоновые вывески. На долгое время наступил «мертвый сезон», и многие мои сотрудники уехали из Квебека. Каждый день я приходил к дверям своей фабрики, но не мог даже поднять глаза на нее, совершенно подавленный.

Конечно, можно было выправить положение, ведь я был членом программы финансовой помощи малому бизнесу. Но ледяные ветры напрочь сдули с меня «защитный панцирь», так необходимый в любом бизнесе. Я чувствовал себя голым, беззащитным и докатился до такой переоценки ценностей, из которой, очевидно, не выбрался бы уже никогда.

В ситуации жесткого потребительского кризиса мне все же удалось найти себе местечко торгового представителя компании по производству наружной рекламы. Отныне каждое утро я застегивал рубашку на все пуговицы, отправлялся впаривать клиентам товар и пел им одну и ту же песню с навязшими в зубах словечками: «Проработка проектов — маркетинг — новые рынки — продукция». А выходя от очередного клиента, снова и снова ревел в своей машине. По всей вероятности, у меня была депрессия. Но разве, рассуждал я, депрессия — не обычная болезнь, которая лечится таблетками?»

Личный кризис, в свою очередь, привел к глобальной переоценке ценностей:

«Временами я думал о том, чтобы покончить с собой. На тот момент мне было 43. Мне казалось, что во имя денег я гроблю собственную жизнь».«А ведь я всегда был рабом золотого тельца, признавая, что деньги — это единственный способ выжить в современном обществе. Как я рассуждал в то время? «Не умеешь зарабатывать — значит, ты ничтожество!».

Назубок выучив эти «правила игры», я подогнал под них всю свою жизнь. Мне легко давалось искусство продаж — по большому счету, я мог продать что угодно.

В моем предпринимательском прошлом я запросто разделывался с конкурентами — не гнушался распихивать их локтями, беззастенчиво обходил их окольными путями, разрабатывал мудреные схемы для того, чтобы заполучить их бизнес. Не раз случалось, что я вел себя как распоследний мерзавец, исступленно предаваясь гонке за наживой.

И вдруг выяснилось: все, на что я равнялся, в один момент обесценилось. Где мои ценности теперь? Чем я их заменю? Во мне сломалась какая-то пружина — и я понял, что больше не смогу вынести жестокой конкурентности этого мира. Меня будто загнали в тупик, распластав по стенке. Было ясно, что предстоит найти истинные, общечеловеческие ценности… Но в глубине души я так и не понимал, чего же мне недоставало. И не понимал, куда бежать».

И тогда он начал искать выход из этой эмоционально-тяжелой ситуации:

«Выхода было два: смерть или бегство. Но если бегство, то непременно на грани безумства, экстрима, риска.
Я где-то потерял свою душу. Нужно было отправляться на ее поиски».

И неожиданно он находит свою идею. Она возникла, как инсайт. Для этой идеи в его жизни вообще не было никаких серьезных предпосылок:

«В один прекрасный день, в ноябре 1999 года, я как обычно делал пробежку по набережным Старого порта и большими шагами отмерял путь от острова Святой Елены к мосту Жака Картье. Вдруг меня осенила одна идея. Интересно: если не останавливаться, то как далеко я смогу убежать? Я принялся подсчитывать. Сколько времени займет моя пробежка до границы Канады, до Нью-Йорка, Техаса, Мексики?.. А дальше? Сколько нужно человеку, чтобы бегом обогнуть земной шар?

Какой бы безрассудной ни казалась поначалу эта идея, по мере того как она овладевала мной, исчезала и привычная депрессия.

Вернувшись домой, я лихорадочно развернул карту полушарий, достал циркуль и начал представлять, куда мог бы отправиться. Это возможно, это вполне осуществимо.

Следующие несколько месяцев я посвятил тому, что в атмосфере строжайшей тайны покупал карты, выверял свои маршруты.

Разумеется, Люси ни в чем не должна усомниться! Но прежде чем открыться ей, я должен был услышать от кого-нибудь, что не сошел с ума. И делился своими планами со случайными встречными: бомж на парковой скамейке, ребята из пожарной команды, давшие мне попить, коллеги с работы. И вот однажды завершенная картина предстала передо мной во всей своей безупречности: я пересеку пять континентов. Согласно моим предварительным подсчетам, путь без остановок должен занять порядка шести лет.

И вот тогда я ощутил, как неведомая сила разлилась во мне».

И, как часто это бывает с Делом жизни, Жан Беливо увлекся этой идеей не для того, что бы сделать лучше окружающий мир или жизнь других людей, а прежде-всего для самого себя. Его мотивация на 100% была эгоистичной. Он путешествовал, потому что его самого от этого перло. И он пишет об этом достаточно откровенно. Позиция «занимаюсь, потому что мне самому это нравится» совершенно нормальна для Дела жизни.

Его «эгоистичность» (как отсутствие цели, направленной на кого-то еще) становится очевидной, когда Жан Беливо описывает разговор со своей женой о том, что он хочет отправиться в кругосветное путешествие на несколько лет и за это время он не будет возвращаться домой. Это сильно контрастирует с тем, как она восприняла и объяснила для себя смысл этого предприятия:

«Мы бросились друг другу в объятья, и уже совсем скоро погрузились в детали моего плана. Я поделился с Люси своими записями, картами, планами, предварительными расчетами маршрутов. И вдруг она воскликнула: «Ты должен сделать это во имя мира во всем мире!» Моя дорогая Люси, мой великий миротворец! А я ведь думал только о том, чтобы сбежать из дома куда глаза глядят… Она же придумала моему побегу разумное объяснение».

И хотя он называл свое путешествие миротворческим, это на самом деле было не так:

«Несколькими днями ранее, проходя по плодородным землям Ламанчи, где когда-то стояло множество мельниц, я сам себе вдруг напомнил Дон Кихота. Интересно, насколько далеко можно зайти в своей борьбе во имя великой цели? В этих долинах на смену обычным мельницам пришли гигантские белые ветряки с огромными лопастями. Старинных мельниц больше нет… И мой марш мира не имел бы в этих краях никакого смысла. Через некоторое время после своего старта я кое-что понял: у меня нет никакой определенной цели. Я иду просто так, и только люди, которых я встречаю на своем пути, придают путешествию смысл. Без них из моего марша не вышло бы никакого толка. Что такого я могу рассказать этим западным людям, окопавшимся в своем мирке?»

Как он добился успеха?

Один из важных компонентов успеха Жана Беливо-это его жена. Она поддерживала его и «технически», привлекая спонсоров и журналистов, и морально  (когда Жана Беливо накрывали сомнения, усталость или разочарование):

«Итак, как же сделать, чтобы о моем марше мира заговорили везде? Острая необходимость найти подходящего спонсора уже замучила меня. Люси по-прежнему тратит уйму усилий, чтобы убедить журналистов писать о моем путешествии».

«С огромным облегчением выбираюсь за город. Стараясь убедить себя, что любое ниспосланное мне испытание, в сущности, оборачивается бесценным жизненным опытом, клянусь, что больше не повторю таких глупых ошибок. Но, понимая, что в пути мне предстоит увидеть местечки, где живут куда более бедно, вновь поддаюсь приступу тоски и паники. Если даже от Филадельфии меня бросило в холодный пот, как же я переживу встречу с Буэнос-Айресом, Тегераном, Дели? Голос моей благоразумной Люси из телефонной трубки наставляет: «Прекрати рассуждать! Думай о цели своего пути — только это имеет значение!» Она абсолютно права, вне всяких сомнений».

Какие выводы можно сделать из этого примера?

Дело жизни может:

  1. Появиться в любой момент и в любом возрасте.
  2. Возникнуть у каждого. И это не зависит от того ищет его человек сознательно или нет.
  3. Сильно отличаться от того, чем человек занимался раньше.
  4. Быть эгоистичным, т.е. направленным на удовлетворение только своих интересов.
  5. Возникнуть на фоне личного кризиса.
  6. Быть не коммерческим проектом, т.е. не дающим дохода.
  7. Зависеть от «группы поддержки», т.е. того окружения, которое помогает человеку двигаться вперед. Особенно, это важно для масштабных задач.
  8. Развиваться значительно успешней, если в него вовлечена вся семья. Ведь, это самая ближайшая группа поддержки. Как правило, каждый человек, контактирует с ней больше всего. А значит, семья может быть и самым важным ресурсом.

ЛАЙКНУТЬ И ПОДЕЛИТЬСЯ
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам понравиться

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *